ЧАСТНАЯ ОХРАНА НА ДОНУ







Сайт Национальной гвардии РФ

Портал ГардИнфо

Координационный Совет негосударственной сферы безопасности России

Медиапортал Хранитель

МАВКМ 'ОПЕРА'


Наши баннеры:
Частная охрана на Дону


Частная охрана на Дону



на Главную Прогрессивные методы самообороны Самооборона и законодательство РФ Единоборства и женщина Единоборства и дети

Дэн Иносанто и наследие Брюса Ли Концепция Джит Кун До Мастера Джит Кун До - Ларри Хартселл Мастера Джит Кун До - Тим Такетт

ЭМИН БОЗТЕП: «Я ТОТ, КТО ОТКРЫВАЕТ ГЛАЗА ЛЮДЯМ»

 

Комбат: Эмин, вы не находите это печальным, что разговоры и споры до сих пор преследуют вас?

Эмин Бозтеп: Я думаю, то, как вы начинали свою карьеру или то, как вы стали знаменитым, всегда будет неотступно преследовать вас, хороший вы или плохой и совсем неважно, сколько вам лет. Дело Вильяма Чунга (мастера Вин Чун, ученика Ип Мэна – прим. ред) настолько старо, и для меня Вильям никогда не был личным врагом. Я дрался с ним, когда мне было двадцать два года, чтобы защитить свою семью. На самом деле он был врагом Леун Тинга (мастер Вин Чун, ученик Ип Мэна – прим.ред) и Кейта Кернсшпехта (мастер Вин Чун, ученик Ип Мэна – прим.ред), и я дрался за них, но это то, благодаря чему я впоследствии стану известным на всю оставшуюся жизнь. Я полагаю, это то же самое, как если бы ты был Голливудским актером, они заставляют тебя играть в одном и том же амплуа и это может стать проблемой.

Комбат: Вы известны как человек, который много раз участвовал в реальных драках. Чему научили вас эти бои в области вашего искусства и боевого искусства в целом?

Эмин Бозтеп: Я никогда не хотел драться, я дрался лишь потому, что был «чужаком» или вышибалой в разные моменты моей жизни, и странным образом это научило меня доброте, потому что я выжил и выиграл все эти бои. Это дало мне огромную силу, я знаю, что я ударю, и человек будет в нокауте. Осознание этого и внутренняя уверенность означают, что я могу быть дружелюбным ко всем, к кому захочу. Те, кто считает себя мачо, и всегда демонстрируют себя другим, обычно неуверенные в себе люди - они внутри, как маленькие дети. Большинство инструкторов боевых искусств не затрагивают эмоциональную сферу в людях, но я делаю это. Для меня и Вин Чун, и Эскрима - всего лишь физика и они в основном помогают, как инструмент общения. Для меня это не то, чтобы: «О! Вин Чун лучше всех! Я умру за Вин Чун!» Вин Чун лишь имя, имя женщины, которое дал этой системе её муж. Она не называла эту систему сама, пока он не стал её учеником, и не назвал систему в её честь. Поэтому, я буду называть Вин Чун искусством физики, как использовать своё тело согласно законам физики природы.

 

Комбат: Как вы считаете, для инструктора будет лучше, если он побывает хотя бы в нескольких ситуациях, в которых оказывались вы?

Эмин Бозтеп: Конечно. Если вы человек, у которого был непосредственный опыт, вы можете дать много людям, если впитали это сами. Если у вас действительно есть такой опыт, то вы знаете, как научить человека драться в реальной ситуации и как не допустить, чтобы ваши ученики вступали в бой. Мои тренировки включают агрессию и стресс, единственное, что я не включаю в свои тренировки – это злость, потому что в этот момент кто-то может оказаться в больнице. Злость развивается, но стресс и агрессия это то, что вы можете создавать и контролировать.

 

Комбат: Могу я быть адвокатом Дьявола и сказать, что когда смотришь на боевую тренировку Вин Чун, то самое основное в ней – это упражнение Чи Сао, и что оно работает только против таких же бойцов Вин Чун… Это действительно применимо?

Эмин Бозтеп: Я тоже буду играть адвоката Дьявола. Моё прозвище «тот, кто открывает глаза людям». Проблема в том, что теория Вин Чун действительно восхитительна, но сколько инструкторов - в действительности хорошие специалисты? Они могут быть известны тем, что они снимают видеофильмы и создают статьи, или тем, что они касались грандмастера Ип Мэна, или еще чем-нибудь, но проблема в том, что они не могут поддерживать это. Это то, что я не люблю. Чи Сао – всего лишь способ расслабить свои конечности, но это не относится к бою. Многие китайские инструктора проводят соревнования по Чи Сао, но мне кажется это абсурд.

 

Комбат: Являются ли такие соревнования показателем ослабления и непонимания этого искусства?

Эмин Бозтеп: Точно! Что они должны сделать, так это надеть маску и перчатки - и драться. Более ничего. У кого большие возможности в Чи Сао, тот будет свободен и расслаблен, и отправит другого в нокаут. Это правда. Я реалист и если кто-нибудь захочет подраться со мной на улице, я не будут просить его дать мне руки, и делать Чи Сао, ведь этот парень собирается ударить меня! Цель Чи Сао - избегать сопротивления атакам или наступающей силе, если ваши руки скрестятся, просто пропустите его, это похоже на бой быков, а затем не давайте ему второго шанса. Но в соревнованиях по Чи Сао вы стоите посередине, в какой то момент у вас будет контакт, но вы не пойдёте дальше. Если они действительно что-то могут, то это станет похоже на «Бои без правил». А соревнования по Чи Сао - не настоящий бой, но из всего этого лично я предпочитаю хорошие «Бои без правил», потому что они наносят удары, делают захваты, борются, это более реально. А соревнования по Чи Сао это ничто.

Комбат: Многие считают Вин Чун, системой, где в основном работают руки, а как же бокс? Может быть, в боксе работа рук и работа ног сочетается лучше, чем в Вин Чун?

Эмин Бозтеп: Я сам занимался боксом семь лет и у меня есть фото с Али и Фрэзером. Я большой фанат бокса и считаю, что это хорошая тренировка для сердца и если на вас нападут, вы сможете себя защитить. Но боксеры полностью открыты! В боксе, когда вы атакуете, вы не защищены (вас тоже бьют). В Вин Чун, пока вы атакуете вы даёте себе самую лучшую защиту, которая только возможна, с помощью правильной позиции рук. В боксе этого нет. В боксе есть скорость, но комбинации работают лишь тогда, когда ваш противник не двигается. Если боксер в ночном клубе ударил первым и продолжает бить, у него есть шанс, но если другой парень тоже станет атаковать, тогда есть опасность, что боксер так же получит по фэйсу. В боксе вас учат держать удар, в Вин Чун нет, потому что цель самообороны - сохранить хорошую внешность, а не получить фингал под глаз и сломанный нос. Бокс ограничен руками, а в уличном бою Вин Чун использует удары ногами и подсечки, здесь нет ограничений.

 

Комбат: Создает ли новая волна боевых искусств, которые сейчас так популярны, давление на имидж «Вин Чун - самая лучшая система боя»?

Эмин Бозтеп: Сколько людей вы видели на этих соревнованиях по «Боям без правил»? Это всегда одни и те же люди, одни и те же имена. Если опустошить все школы Тэквондо и Каратэ, умрут эти искусства? Нет. Искусства вроде «Боев без правил» подходят для людей в возрасте от 18 до 30 лет, старше вы вряд ли будете этим заниматься, если конечно вы не делаете на этом деньги. Единственное, что мне не нравится, так это хвастовство. Когда у них берут интервью, они кричат, как ребята из WWF, но это то, с чего начинались эти стили боя. Грейси всех вызывали на бой, включая меня. Бенни Уркидес и некоторые другие товарищи - тоже. Я отправил им вызовы обратно. Но они не дерутся ни с одним из тех людей, кого они вызывают! Вместо этого они устраивают соревнования с теми, кому они заплатили, это такие люди как Пат Смит или Рон Ван Клиф, которому уже 55 лет. В прошлом Вильям Чунг был моего возраста и телосложения, когда я побил его и это не был бой за деньги, это был бой за честь, а Грейси помещают честь в деньги, как можно это сделать? Америка это не страна борьбы, это страна бокса, и им было очень просто там всех напугать, но посмотрите на ситуацию сейчас, они (Грейси) проиграли очень много боев. Ройсу утёрли нос, нет непобедимых людей.

 

Комбат: Является ли всемирной истиной то, что большинство боёв оканчиваются на земле?

Эмин Бозтеп: На соревнованиях таких, как UFC или «Бои без правил» - да, потому что эти бои заранее переводятся в партер, с помощью правил. У меня было много боёв, я не хочу хвастаться этим, но это моё прошлое и я не могу убежать от него, но где-то в 90% мои бои заканчивались тем, что я сбивал ребят с ног и бой никогда не переходил на пол. У меня есть видео, под названием «Уличная Самозащита», и там решается основная задача, как справится со страхом, потому что вы никогда не сможете от него избавиться, страх всегда с вами. Там так же рассказывается о том, как не выглядеть агрессивным, как вы можете убедить окружающих людей быть вашими свидетелями в суде. Там есть то, чему вы сможете научить своих людей, что может стать настоящим рефлексом. Одна из причин, почему Карл Кернсшпехт исключил меня из всемирной Федерации Вин Чун, в том, что он создал «блиц» защиту, которая вообще не работает, это лишь заранее запланированные движения. Я учу принципам, психологии и закону, потому, что мы живём в цивилизованном мире. Я работаю с профессиональными прокурорами, судьями и я привожу их на мои семинары, они читают лекции моим инструкторам и ученикам, поскольку сейчас гораздо больше обманщиков, чем было раньше, мы приносим видео, делаем семинары, а они даже не заботятся о том, чтобы организовать что-либо подобное. Или эти ребята боятся, что однажды кто-то придет на их семинар и уделает их? У нас есть люди, которые добавляют к Вин Чун другие стили, такие как Джиу-джитсу, говоря - «в Вин Чун нет борьбы», и попадают на обложки журналов, продавая такую иллюзию, как истинный Вин Чун, но это ложь.

 

Комбат: Может ли Вин Чун развиваться без объединения с другими искусствами?

Эмин Бозтеп: Это то, что не понимает большинство людей. Брюс Ли пытался это объяснить. Именно он сказал, что Вин Чун – это не техника или движение. Вин Чун – это чистая физика, здесь нечего добавлять или убирать. Мне так же не нравиться использовать китайские названия «Бон Сао», «Лап Сао», и др. Это лишь термины, описывающие движение, позицию или технику. Я не учу технике, поэтому я и Грандмастер Рене Латоса работаем вместе, потому что в нашем обучении есть элемент физики, принципы – это физика природы и все движения происходят из этого. Если бы я учил технике, то ее легко можно было бы заменить и такие инструкторы, которые не знают, чему учить, изобретают технику самостоятельно, а когда ученик стал работать лучше, меняют ее, чтобы ученик вновь почувствовал себя новичком, тем самым они растягивают систему на двадцать лет. Это то, что делает Кернсшпехт каждые два года, чтобы удерживать людей, как слуг, ради своих денежных интересов. Для меня боевые искусства – это хорошее средство общения и бой, это самое примитивное, что могут делать люди, но, осознавая, что вы можете драться, вы можете быть очень дружелюбными и это (эмоциональная связь) то, чему они не учат. Фактически мы делаем «кик-боксинг», мы делаем «борьбу», но мы по-разному используем своё тело.

Комбат: Что вы думаете о том факте, что сегодня мы создаём «брэнды» для боевых искусств и лицензируем их, как обычный товар?

Эмин Бозтеп: Это все зависит от лидеров, это политика боевых искусств, идеология остается или умирает вместе с лидером. Я не хочу плохо говорить о ком-либо, потому, что в основном люди знают, кто есть кто, и что они собой представляют. До этого я был двадцать лет в организации Леун Тинга, и действительно представлял этих ребят, люди знают меня. Эмин Бозтеп известен по всему миру, а Кернсшпехта не знают ни в Южной Америке, ни в Японии, ни в Соединенных Штатах. Я назвал свою ассоциацию EBMAS, но я не добавил свое имя: я не называл её «Вин Чун Эмина Бозтепа». Вин Чун – это научное искусство, и когда мы начали пропагандировать Вин Чун в Европе, в конце 70-х - начале 80-х, они не использовали слово Кунг-фу, потому что тогда все унижали Кунг-фу и называли тех, кто преподавал - «жуликами». То же самое происходит сейчас с Вин Чун, поэтому я предпочитаю не называть то, что я преподаю «Вин Чун».

 

Да, я учу людей Вин Чун, но посмотрите, сколько сейчас разных стилей, а это всё деньги. Я тоже хочу делать деньги, но это должно быть справедливо. Мои цены отражают экономику страны. Парень из Чехословакии, который зарабатывает лишь 200$, не может платить 600$ за семинар. Поэтому он платит 50$ и это справедливо, и потом этот парень может путешествовать по миру, потому что для этого и создан Вин Чун - он создан для всех. Это система для среднего человека. Человек небольшого роста и женщина не могут бороться с большим парнем, но борец может заниматься Вин Чун. Тай Бокс это очень жесткий спорт, но как много мужчин и женщин, работающих в офисах, могут участвовать в таких тренировках? Вы только принимаете удары, во всех этих красивых искусствах, таких как Тай Бокс, Джиу Джитсу: но они все могут заниматься Вин Чун.

 

Комбат: Вместе с китайскими боевыми искусствами к нам пришли традиции, такие как «ученики внутренних покоев» (допущенные к секретным знаниям мастера - прим. ред) и родословная. Являются ли политические распри внутри Вин Чун, результатом слияния культур?

Эмин Бозтеп: Да это так, но это еще и бизнес. Люди не хотят те вещи, которые могут получить легко, поэтому вы можете создать миф вокруг ближних учеников. Кто знает, был ли Леун Тинг в реальности ближним учеником Ип Мана? Я доверял ему много лет, но теперь я не верю больше этим ребятам из-за того, как они со мной поступили. Он, как Грандмастер, дозволил Кернсшпехту говорить о себе плохо, только ради денег. Этим он показал свой не лучший характер. Я уважаю его за знания, но не за человеческие качества. Итак, отвечаю на ваш вопрос, вы можете иметь учеников, которые приходят на частные уроки, из-за мифа о ближних учениках, но мои ученики – реалисты, они приходят на частные уроки, потому что знают, что это поможет их дальнейшему росту, но эти уроки открыты для всех, кто знает, что их там будут бить. Я хочу, чтобы мои ученики крепко стояли на земле, и не верили во всякие смешные идеалы.

Комбат: Это привело нас к вопросу о спрятанной технике, которая держится в строгом секрете.

Эмин Бозтеп: Я не китаец, но я самый популярный человек, занимающийся Вин Чун во всем мире. Я не хочу показаться высокомерным, но я действительно более известен, чем Леун Тинг. Мне не важно, сколько техники они прячут, я могу побить любого из их людей. В результате то, что ты можешь применить – это и есть самое важное, и мне всё равно, что они там прячут. Это то, что я думаю о так называемых «учениках внутренних покоев», это лишь создание тайны, чтобы сделать деньги. Мои ученики знают, что когда я был в системе Леун Тинга, то потребовалось бы двадцать лет, чтобы получить уровень «мастера», целых двадцать лет, ваша жизнь почти закончится. У меня нет секретных техник. Я не езжу в Китай каждые два года, не ищу секретных книг, чтобы затем всё изменить. Я верю - если ученики видят, как ты все выполняешь, видят, как ты это делаешь, слышат, что ты говоришь, то они сами все поймут - так поступают интеллигентные люди. Я не сильно известен своими видеофильмами, люди знают мой опыт, знают, что это все по-настоящему, поэтому уважают меня, и моя обязанность уважать моих учеников, и дать им то, что они увидели во мне. Просто так называемые не китайские Грандмастера показывают людям технику, но не объясняют ни физику, ни принципы, положенные в основу этой техники. Если они покажут вам только движения, но не объяснят, как выполнить их, согласно физике, то вы, конечно, достигнете своей цели, но у вас будет сломанный нос и вы потеряете несколько зубов. Это традиционный способ обучения. Ип Мэн ничего особо не объяснял, он один раз показывал, а затем отправлял практиковаться, и находить свой Путь. Так было принято, и никто тогда не считал Ип Мэна великим Грандмастером, но для западного человека, такой способ не подойдет, ему нужно всё объяснить. Однако же эти Грандмастера применяют восточные принципы к людям с западной культурой и держат их за дураков, растягивая знания на годы, чтобы сделать деньги. Я не требую доверия и преданности от учеников, потому, что они не знают меня. Они приходят потому, что прочитали обо мне, или восхищаются мной. Моя позиция в том, что я сам должен верить им и быть предан им, потому что я – лидер. Как я могу создать веру? Только обучая правильным движениям, применению и теории, и через это ученик начнет верить. Когда он поверит в систему, он очеловечит её и будет предан лидеру. Преданность не приходит первой, первое – это вера, вера в технику, в то, как вы учите, в принципы и физику. А что делают другие: дают технику, меняют ее, приводя вас в замешательство, и еще требуют преданности. Это нереально.

 

Комбат: Появление западных учителей, естественно означает, что мы делаем Вин Чун западной системой…

Эмин Бозтеп: В действительности, нет. Я верю, что мы более правдивы, чем китайцы, в том, что мы показываем всё как есть. Культура Китая одна из старейших, и они очень интеллигентные люди, но в Китае всегда всё держалось в секрете, Китай никогда не выходил за свои границы. Мне нравится, что я делаю, моим ученикам нравится, что я делаю, но они свободны делать то, что они хотят.

 

Комбат: Личный вопрос, такое строение тела вы достигли с помощью тренировок по поднятию тяжестей?

Эмин Бозтеп: Я занимаюсь боевыми искусствами с 1976 года и я всегда был в постоянной готовности. Я занимался борьбой 15 лет, Муай Тай 5 лет, боксом 7 лет, потому что мне нравиться там программа для сердечно-сосудистой системы. Борьба дает силу, но функциональная сила где-то сравнима с тренировками с железом. Я занимался железом в 1983 году 5 месяцев, но это ухудшило мои результаты, я постоянно уставал, но это не давало мне ничего. Тогда же я создал хороший для сердечно-сосудистой системы изометрический тренировочный режим, построенный на специфических движениях Вин Чун и Эскрима. Это длится где-то десять минут, я могу работать даже в отеле, когда я путешествую, а вообще, это длится полтора-два часа. Я считаю создание условий, это очень важно, вы должны потеть на тренировках, чтобы не потеть в бою. Но я не поднимаю тяжестей.

 

Комбат: Кроме боевых искусств, чем ещё Эмин Бозтеп увлекается в жизни?

Эмин Бозтеп: Я избегаю массовых мероприятий, таких как концерты или футбольные матчи, где полно народа. Я из тех, кто любит свободу. Всю мою жизнь меня давили, и я был мишенью для расовых предрассудков, и даже сейчас расизм в бизнесе – моя проблема. Если ты становишься кем-то особенным, обычные люди начинают ревновать. Я люблю мир, люблю пространство, и я хочу дать людям их пространство. Я не болею клаустрофобией, но я был на концерте, наверно, всего пять раз за всю жизнь. Я очень общительный, но иногда люди не понимают моего юмора, потому что во всех моих шутках есть послание. Я учу людей профессионально всю свою жизнь, с 18-ти лет, кроме восьми месяцев, поэтому мои шутки всегда предназначены для того, чтобы помочь людям. Это то, что я всегда хочу делать – помогать людям. 

Комбат: Какими другими искусствами вы восхищаетесь, или любите смотреть?

Эмин Бозтеп: Если я вижу энергию, силу – то это меня восхищает, если люди преданы своему делу, то неважно, чем они занимаются – это меня делает счастливым. Это – моя работа, это та причина, почему я здесь, то, что сделало меня известным. Фактически, я всегда сосредоточивался на своем деле, я не раскручивал себя, не звал к себе журналистов, и не говорил – вы должны поместить меня в сегодняшний номер.

 

Комбат: У вас есть цели, которые вы еще хотите достигнуть?

Эмин Бозтеп: У меня всегда было много работы, но после разрыва с Кернсшпехтом, я понял, что настоящая работа только началась. Теперь я сам себе лидер, меня поддерживает Грандмастер Рене Латоса, возглавляющий свою собственную систему. Он отсоединился вместе со мной, доказав, что он настоящий Грандмастер, он не позволил говорить о себе плохо, как Леун Тинг. Он чудесный человек и великий учитель. Стив Тэппин и я были друзьями с 1985 года, Бил Ньюман пытался разорвать наши отношения, и если у вас положительное влияние – ваши ученики будут хорошими, если вы плохой человек, то и ученики будут плохими. Поэтому Стив предан ему (Рене), а я предан Стиву, и они оба в ответ преданы мне. Вместе у нас есть цель, и это серьёзный вызов для меня сейчас – развитие EBMAS Вин Чун. Я надеюсь поставить на ноги такую систему, чтобы, когда я умру, EBMAS продолжал развиваться без меня, через общение. Группа Кернсшпехта сожрёт друг друга, потому, что у них нет ни одного закона, кроме жадности. Я хочу оставить что-то, что будет гарантией, что все мои ученики будут сильны вместе. Каждые два года у меня проходит встреча Координаторов, чтобы все они стали друзьями, а также есть летние лагеря, поэтому, когда меня здесь не будет, братство будет жить.

 

(Перевод из журнала COMBAT)


на Главную Прогрессивные методы самообороны Самооборона и законодательство РФ Единоборства и женщина Единоборства и дети

Дэн Иносанто и наследие Брюса Ли Концепция Джит Кун До Мастера Джит Кун До - Ларри Хартселл Мастера Джит Кун До - Тим Такетт

Страница сгенерирована
с помощью 16 запросов
за 1.2570 с

Яндекс.Метрика
© Copyright: "Частная охрана на Дону", 2005-2018.
Ответственность за информацию, размещенную в рекламе и объявлениях, несет рекламодатель
При использовании материалов этого сайта ссылка на источник обязательна

Политика конфиденциальности
О проекте
Карта сайта
Вопрос - Ответ
Новые материалы